Константин Немировский
"Бегство от одинОЧЕНЬства"


Девушка после расставания с молодым человеком, в которого она была сильно влюблена, рассказывает своим подругам, как ей теперь хорошо и каким негодяем он был. При этом его подарки, фотографии и их общие воспоминания она бережно хранит и в тоске перебирает каждый вечер.
Успешная дама-руководитель, регулярно приходя после рабочего дня в свой дом, в котором никогда не было мужской заботы и детских голосов, часами разговаривает по телефону, смотрит телевизор и потом от бессилия засыпает. Просыпаясь утром, она смутно помнит свои сны, но видит мокрую от слез подушку и чувствует тяжесть в душе.
Пожилая женщина с нетерпением ждет майских праздников, чтобы с радостью выйти на митинг солидарности с другими пенсионерами. Идя под цветными знаменами в толпе единомышленников, она не чувствует себя ненужной и одинокой. Там, среди тысячи людей, она часть чего-то большего, что дает ей защиту и спокойствие.

Психотерапевт И.Ялом выделяет три типа одиночества (изолированности) [1]– от себя (внутриличностное), от других (межличностное) и от Жизни (экзистенциальное). Через это становится понятно, что общего между этими женщинами разного возраста, социального положения и жизненных ситуаций.

Если посмотреть внимательно, то можно заметить, что каждая из них стремиться избежать чего-то одного – ощущать себя одинокой. При этом разница между ними лишь в том, от какого одиночества они стремятся спрятаться. Первая убегает от какой-то части себя (напр. своих сильных и расстраивающих переживаний), возводя барьеры между частями своего Я. Это происходит не только когда человек хочет защититься от неприятных чувств или мыслей, но и в случаях, когда он отрицает собственные желания, следует за «правильно» или «нужно» и не доверяет себе.

Во втором случае женщина убегает от отношений с другими людьми и понимания, что она живет не так, как ей этого хочется. Причин этого может быть несколько и в том числе неумение строить близкие отношения, страх, личностные особенности и предыдущий опыт отношений и др.

В последнем же случае пожилая женщина прячется в толпе от грусти и тоски от осознания, что никто и ничто не смогут дать вечного смысла, радости и внимания. У нее могут быть сколь угодно хорошие отношения с членами ее семьи и собой. Однако, проживая жизнь, она может прийти к тому, что только она сама несет ответственность за нее и что никакие отношения не смогут дать ей полного понимания и постоянной любви. И если ситуации первых двух женщин (молодой и деловой) можно изменить в работе с психологом или при самопознании, то положение пожилой женщины ничего изменить не может. Это связано с тем, что ничто не сможет отменить жизненный факт – наше экзистенциальное одиночество.

В этой статье мы обсудим, что такое одиночество, каких видов оно бывает, почемы мы его испытываем и что с этим можно делать.

Одинокие не одиноки

Согласно опросам (ВЦИОМ - февраль 2010 г., «Левада-центр» - 1989 г. и 2007 г. и US Census Bureau), в России 20% населения предпочитает жить в одиночестве. В США эта цифра еще больше – 44%. Причем за последние 10 лет количество одиноких удвоилось – в 1989 г. только 5% россиян и 20% американцев считали себя одинокими. Не так давно появилось движение «синглтонов» (от англ. signletone – «одиночка») – людей, осознанно выбирающих одиночество. Количество таких одиночек также 20% от всего населения.

Что же означают эти цифры? Может быть одиночество распространено гораздо шире, чем это принято считать? Большинство людей думает, что быть одному равнозначно быть одиноким, придавая последнему негативное значение. Однако стоит разделять - «один» и «одинокий».

Одиночество – часть жизнь, с которой сталкивается каждый. Оно может быть наполнено печалью, тоской и тревогой. Но оно также может стать возможностью для взросления и роста. Франсуаза Дольто, французский психоаналитик, называла первое - «одиночеством, которое разрушает», а второе – «одиночеством, которое пополняет источник».

Когда мы сталкиваемся с собственным одиночеством, то общество готово предложить нам множество укромных уголков, в которых, как кажется, можно спрятаться от себя: телевидение, алкоголь, шопинг, Интернет, секс, иногда религия, постоянный поиск кого-то, кто спасет. Некоторые создают семьи в попытке почувствовать себя лучше. Однако ничто из этого не является решением проблемы.

Способность быть в одиночестве – один из главных признаков зрелости, который включает в себя чувство автономности, психической свободы, внутренней силы и ценности, веру в себя и доверие к людям, а также способность любить и быть любимым.

Одинокий – значит неполноценный?

Наше мнение о себе, не будучи осознанным, во многом построено на взглядах других людей. По мере роста, ребенок впитывает в себя мнения родителей, учителей, друзей, СМИ и многих других. Причем, усваивает это настолько глубоко, что бывшее раньше чужим, теперь становиться своим.

Об одиночестве у многих людей есть устоявшееся мнение. Если вы одинокий – значит с вами что-то «не так», поскольку у вас нет партнера, вы один и у вас нет детей. СМИ (многочисленные ток-шоу, светская хроника, желтая пресса) тоже подливают масло в огонь негативного отношения к одиночеству - всё так или иначе сфокусировано на отношениях – кто и с кем разошелся-сошелся.

Спасаясь от боли одиночества (а по сути, от взросления) общество, как и его отдельные члены, создает мифы. Первый из них - «быть одному – значит испытывать одиночество». Когда мы остаемся одни, нередко сталкиваемся с негативными переживаниями – грустью, тоской, печалью и страхом. Однако эти чувства и мысли – это всего лишь то, что мы сами создаем. Это также и то, чего мы избегаем.

Второй миф - «мне не будет одиноко, если я не буду один». Если в одиночестве мы встречаемся с людьми, мы отвлекаемся и не чувствуем тоски и печали. Но когда мы расстаемся, эти чувства возвращаются. Конечно, отношения нужны, однако видеть в них спасение от себя – утопия, поскольку от себя, как известно, не убежишь.

Более того, отношения, построенные на избегании одиночества хрупки и конфликтны. Стоит вашему партнеру отдалиться, как вы начнете испытывать все те же чувства, когда вы были одни. Но при этом вы будете обвинять партнера, в том, что это именно он делает вас несчастным. Эрих Фромм, психолог и философ, описал такие отношения в книге «Искусство любить»: если человек привязан к другому из-за того, что он сам не может стоять на своих ногах, то партнер может быть спасителем, но такие отношения – не любовь. Любовь – это дитя свободы и никогда – господства.

Почему одни переносят одиночество лучше, чем другие?

Режиссер Ингмар Бергман в конце своей жизни жил на небольшом острове в одиночестве и писал сценарии к фильмам. Американский мыслитель Генри Дэвид Торо два с лишним года один прожил в лесу, после чего написал свою главную книгу. Этот список можно было бы продолжить. Наверняка и в вашем окружении есть люди, которые могут быть одни, не испытывая при этом одиночества. Что же позволяет им справляться с одиночеством?

Для ребенка мать – первый близкий человек. Она является «контейнером» для его пока неконтролируемых тревог и забот. Младенец еще не может понять, что происходит с ним, его пугают собственные чувства и желания. Так, например, он может испытывать дискомфорт, страх или тревогу, но поскольку не может еще ни понять, ни сказать об этом, у него не остается ничего, кроме того, как плакать. «Достаточно хорошая мать», по выражению английского педиатра и психоаналитика Дональда Винникотта, может услышать его плач, понять, что ему нужно и дать ему это (например, взяв его на руки, успокоив или поговорив с ним). Таким образом, мать превращает для ребенка страшное – в безопасное, одиночество – в отношения, неудовольствие – в удовольствие. Видя, как мать справляется с его переживаниями, ребенок постепенно понимает, что его чувства и желания не опасны и могут быть удовлетворены. Более того, ребенок перенимает такой опыт обращения с собой и в дальнейшем таким же образом справляется самостоятельно с собой.

Мать также дает ребенку возможность быть собой в присутствии другого, что является основой для зрелых партнерских отношений во взрослом возрасте. Так, например, к концу первого года жизни ребенку уже хочется играть самостоятельно. Однако ему важно знать, что мать рядом и если ему будет нужно, она придет. Не имея такой уверенности, ребенок может в дальнейшем сформировать фальшивое Я – личность, построенную на реакциях и мнениях окружающих («я буду таким, как вы хотите»).

Однако мать лишь создает основу для способности переносить одиночество. Большую часть этой работы проделывает сам ребенок. Рождаясь, он не видит разницы между собой и другими людьми, ему кажется, что все происходящее в мире связано с ним, его желаниями и страхами. Проживая свой нарциссизм, ребенок выходит из фантазийного мира, построенного на желании обладать всем и всемогущем контроле. Пока он не прожил это, ему будет трудно представить себе, что подлинная любовь может состояться, если он откажется от обладания партнером и будет готов предоставить ему право на свободу. Получить такой опыт ребенок может только в случае проживания сепарационной тревоги – состояния грусти, страха, печали, связанного с отделением от матери (причем не сколько физическим, а столько психическим).

И здесь опять же важна роль матери. По словами Д.Винникотта конечной целью матери является постепенное лишение ребенка иллюзий. Однако у нее не будет шанса на успех, если сначала она не дала ему достаточную возможность пребывать в них.

Очевидно, что не все люди получают такой опыт в детстве и остаются неспособными быть в одиночестве. Причина этого кроется в том, что собственное Я, личность такого человека крепко связана с партнером (а на бессознательном уровне – с матерью). Когда такой человек остается один, он чувствует себя опустошенным, потерянным и испуганным, так, словно потерял себя.

Наша жизнь – это бесконечная череда потерь и расставаний. Основатель детского психоанализа Мелани Кляйн писала, что по мере своего развития человек сталкивается с потерями – от рождения, отнятия от груди и ревности к родителям в раннем детстве, ухода из родительского дома у подростков, до смерти родителей и постепенной потерей молодости во взрослом возрасте. Только проживая эти потери и разочарования (в том, числе и в собственном величии и нарциссизме), каждый раз выходя из них на новый уровень, человек становиться более зрелым, способным быть собой, а также строить отношения с другими.

Такого же мнения придерживался и другой психоаналитик Отто Ранк. Говоря о росте человека, он описывал его как постоянный процесс отделения (сепарации). Жизнь человека начинается как слияние яйцеклетки и сперматозоидов, продолжается как физическая связь с организмом матери через пуповину и развивается дальше как эмоциональная зависимость от родителей. Вырастая, человек начинает все больше полагаться на себя, отделяет себя от других и становится независимым. Однако платой за это отделение является одиночество. Избегая этого, многие выбирают оставаться незрелыми, зависящими от отношений с родителями или находят им замену в партнере. Стремящийся к росту человек, находясь в отношениях, должен решать две задачи: научиться быть с другим человеком не сливаясь с ним и не сводить другого до средства, спасающего от одиночества.

Зигмунд Фрейд - «отец» психоанализа и учитель О.Ранка писал, что способность горевать из-за утраты является фактором, от которого зависит возможность строить новые отношения и оценивать других людей по достоинству.

Таким образом, основа способности быть в одиночестве закладывается в раннем детстве –благодаря присутствию внимательной и понимающей матери, а также при проживании ребенком опыта многих потерь.

От одиночества невозможно уйти

Психологи описали множество видов одиночества: мужское и женское, одиночество в толпе, одиночество в паре, суету одиночества, истинное одиночество, межличностное, экзистенциальное и так далее. В чем же между ними разница и самое главное – как избежать одиночества? Обобщая разные взгляды на одиночество можно сказать, что состояние, которое испытывает человек, оставаясь один, бывает двух видов: изолированность (или покинутость) и собственно одиночество.

Изолированность – болезненное состояние, выражающее в грусти, печали, страхе и которое человек может испытать, находясь один. Это то, что мы чаще всего привыкли понимать под «одиночеством», когда расстаемся с близкими и остаемся одни.

Однако одиноко человек может чувствовать себя и в отношениях. Дэн Кили, американский психолог, исследовал феномен «одиночества в отношениях», характерный для замужних женщин 30-45 лет. Они обвиняют своего партнера во всех собственных бедах и постоянно критикуют его, становятся требовательными, заболевают депрессией и отчуждены от близких и друзей. Порой им кажется, что если бы партнера не стало, то им бы легче. Однако, даже разводясь и получая долгожданную свободу от «мучителя» они скоро понимают, что их одиночество не зависит от того, кто находится рядом, поскольку это не внешняя ситуация, а их внутренняя проблема.

Если одиночество в семье свойственно женщинам, то мужчины часто чувствуют себя одинокими в дружеских отношениях. Среди причин того, что у мужчин меньше близких друзей, чем у женщин, американский социолог Дэвид Смит выделяет:

  1. неприязнь к выражению эмоций, а также неспособность просить о помощи, причины которой можно найти в посланиях, получаемых мальчиком в детстве («мальчики не плачут» и «мужчина должен быть сильным»);
  2. неадекватная ролевая модель «мачо», не позволяющая развивать глубокую привязанность в дружбе;
  3. соревновательность, мешающая мужчинам быть близкими между собой;
  4. стиль отношений, больше ориентированный «на дело», чем на близость – мужчины могут собраться в связи с каким-то общим делом (от бизнеса до рыбалки), но редко просто так «поболтать» или поговорить «по душам».
В отличие от изолированности, с одиночеством сталкивается любой человек, независимо от пола, качества семейных и дружеских отношений. В экзистенциальной психологии в этой связи говорят о данностях бытия – общих законах жизни человека, один их которых - одиночество. Какими бы удовлетворительными ни были отношения с другими людьми и с самим собой, человек все равно остается одиноким, поскольку его никто не сможет полностью понять, проникнуть в самую глубину его внутреннего мира и быть с ним всегда рядом.

Эта неприятная сторона бытия возникает перед нами, когда уходят из жизни близкие и важные для нас люди, и мы остаемся одни. Она врывается вихрем в нашу жизнь как после трагических событий (напр. стихийных бедствий, войн, терактов или катастроф). Ее слабое дуновение мы можем услышать когда заблудившись мы не можем найти дорогу в незнаком и пустынном месте. Часто после этого мы чувствуем страх и беспомощность перед чем-то более могущественным и иногда понимаем, что в жизни нет ничего постоянного, всегда соответствующего нашим ожиданиям. И если мы пойдем дальше, то можем увидеть, что мы весьма ограниченно можем влиять на ход нашей жизни, поскольку должны в одиночку противостоять перед силами природы и обществом.

На первый взгляд ситуация кажется безысходной. Может возникнуть ощущение, что любые отношения не имеют смысла и мы обречены влачить печальное и жалкое существование отшельников, бредущих по одинокой пустыни. Однако если посмотреть глубже возникающего в начале страха и беспокойства, то не все кажется таким тупиковым. Попробуем разобраться, что же такое экзистенциальное одиночество, как можно жить полно, осознавая привносимые им ограничения и на основе чего можно строить отношения, признавая невозможность «спасения» от одиночества.

Начнем с того, что такое экзистенциальное одиночество. Слово «экзистенциальный» берет начало в философии и, в общем, связано с вопросами существования человека, как человека (в отличие от других живых существ, не имеющих самоосознания). Если обобщить идеи философов и психологов этого направления [2], то можно сказать что они рассматривают человека как творца собственной жизни, встречающегося с вечными вопросами существования (смерти, свободы, ответственности, одиночества), ищущего смысл своей жизни и являющегося большим, чем сумма его составляющих (характер, темперамент и т.п.) Экзистенциалисты также говорят о данностях бытья, одной из которых и является одиночество. Какими бы ни были удовлетворительными отношения с другими людьми и с собой, человек все равно остается изолированным.

Как мы увидели выше, экзистенциональная изоляция приводит к разной степени дискомфортным внутренним переживания и способам их избегания. Принимая как аксиому защитную функцию психики от травмирующих нас переживаний (тем более таких, абсолютного «решения» которых не существует), возникает вопрос - существуют ли какие-то возможности жить полной жизнью, невзирая на это одиночество? Или все, что у нас есть – это искать спасения в кому-то (или чем-то) и быть несчастными? Не претендуя на полноту ответа на этот вопрос, рассмотрим три разнонаправленных возможности. [3]

  1. Принимая ответственность за свою жизнь, к нам приходит понимание, что только мы сами, а не кто-то другой, являемся творцом ее. Это осознание приводит к сильному переживанию одиночества - ведь никому и ничему нет дела до моей жизни?! Философ М.Хайдеггер говорил об этом как о вброшенности в мир, в который нас поместили без нашего согласия. И хотя мы сами творим свою жизнь, она все-таки ограничена тем, что мы делаем это в одиночку. Все, что есть у человека это мужественное принятие на себя частичного груза экзистенциального одиночества и стоическое проживание его.

  2. В трудах ряда современных исследователей можно найти иной подход к проблеме одиночества. Современный восточный мистик Ошо, часть своих бесед посвятил обсуждению этой темы. Прежде всего, он, как и экзистенциалисты [4], говорит том, что одиночество – это часть нашей природы. Поскольку человек чаше всего не осознает изначальную природу этого, он остается незнакомцем для самого себя, и вместо того чтобы увидеть одиночество как «красоту и блаженство, молчание и мир, непринужденность с существованием», он ошибочно принимает его как чувство что одинокости. «В одиночестве», - пишет Ошо – «есть красота и великолепие, позитивность; в чувство, что тебе одиноко – бедность, негативность и мрачность». Когда человек чувствует, что ему одиноко, то он думает, что ему кого-то не хватает – иными словами, что он изначально неполный, нецелый. Смысл же того, чтобы быть одному иной – это не значит, что человеку кого-то не хватает, это означает, что он нашел себя. [5]

    В своих беседах Ошо много уделял внимания социальной обусловленности – влиянию общества на индивидуальность. Говорят о трансформации чувства одинокости, покинутости в одиночество он говорит, что поначалу знать «что я один в незнакомой стране» - болезное переживание, поскольку оно отнимает все наши иллюзии «я в браке», «мы не одни», «я член общества» и т.п. Но потом, пройдя это (отчасти благодаря медитациям, психологической работе [6] и др.) появляется возможность узнать себя – понять, что я – это часть бесконечной Природы, которые проявляются в каждой молекуле. И как только человек становиться лицом к лицу со своим одиночеством, принимает его, то оно меняет окраску, качество, вкус. Оно становиться единством. И тогда оно – не изоляция, оно – уединение. Изоляция несет в себе несчастье; уединение содержит в себе наполненность радостью и счастьем.

    Ошо не выделяет одиночество и бытие с другими как взаимоисключающие состояния. «Красиво быть одному, и так же красиво быть влюбленным» - пишет он. Для него эти два состояния взаимосвязаны и не противоречивы. Он призывает человека наслаждаться другими в полной мере. В этот момент нет необходимости думать об одиночестве. Когда хочется быть одному, то необходимо двигаться в одиночество и наслаждаться им в полной мере. И этого не нужно выбирать – если быть внимательным к себе, то можно увидеть цикличность этих состояний. Он считал, что фактически наслаждаться одиночеством, можно, только если человек наслаждается отношениями. Когда человек глубоко движется в отношения, то в нем возникает глубокая потребность быть одному. Считать эти две вещи взаимоисключающими – опасно. Важен синтез, т.к. в большинстве своем не счастливы и те, кто только живет в миру, и те, кто только остается только в одиночестве. «Любовь», - пишет он, - «очень парадоксальное явление. В одном смысле оно делает нас одной душой в двух телах; в другом – она дает каждому из нас индивидуальность, уникальность».

    Таким образом, оценивая одиночество (точнее единство с собой) как позитивное состояние и уделяя ему важную роль в духовном развитии, Ошо говорит также и о важности отношений с другими, как компонента полноценной жизни человека.

  3. Перефразируя Т.Уильямса, можно сказать, что человек думает как ему жить дальше, будучи обреченным на пожизненное заключением в одиночной камере своего «Я». Выше мы рассмотрели два возможных «выхода» из этого положения - принятие факта экзистенциальной изоляции и изменение отношения к нему. Еще одним, наиболее распространенным и мощным способом ограждения себя от экзистенциального одиночества являются отношения. Несмотря на то, что не существует отношений, которые смогли бы уничтожить изоляцию, великие отношения, по словам мыслителя М.Бубера, могут пробить брешь в барьерах одиночества, смягчить его суровый закон и перебросить мост от одного самостоятельного существа к другому. Об этом же пишет и Ялом: "Все мы одинокие корабли в темном море. Мы видим огни других кораблей - нам до них не добраться, но их присутствие и сходное с нашим положение дают нам большое утешение. Мы осознаем свое абсолютное одиночество и беспомощность. Но если нам удается вырваться из своей клетки без окон, мы начинаем осознавать других, встречающихся с тем же ужасом одиночества. Наше чувство изолированности открывает нам путь к сочувствию другим, и мы уже не так сильно боимся".

    Мысль о том, что признание собственного одиночества и наличие способность стойко его встретить позволяют человеку строить поистине человеческие отношения, основанные на любви, понимании и доверии, встречается как в философской, так и психологической литературе. Может возникнуть вопрос «а на основе чего же еще можно строить близкие отношения, кроме как не на любви и понимании?» Поскольку этот вопрос отнюдь не праздный, он заслуживает того, чтобы ему уделить место на этих страницах.

Обвинения нашего времени в потере гуманного, человеческого облика уже успело стать общим местом. Однако будем откровенны. Нас часто больше тревожит ураган на другом конце Земли, чем жизнь наших близких в соседней комнате. Современное оружие массового поражения обезличило ответственность – простое нажатие нескольких кнопок может уничтожить целые страны, обозначенные на мониторе запуска ракеты как небольшие картинки. Индустрия развлечений и обслуживания превращает людей в бездушные автоматы, к которым «клиент» зачастую относится с позиции удовлетворения – неудовлетворения «потребности», забывая о том, что перед ним такой же, как и он сам, живой человек. И этот список можно продолжить. Только признав собственное одиночество и смело глядя ему в лицо мы можем строить отношения, свободные от использования другого как средства, за которым мы можем спрятать от ужаса экзистенциальной изоляции. Что же представляют из себя такие отношения?

М.Бубер выделил два типа отношений: «Я-Ты» и «Я-Оно». Последний тип взаимосвязи - это отношения без взаимности, где другой это средство, функция, объект. Этому Бубер противопоставляет «Я-Ты» отношения, которые построены на взаимности и включающие переживания другого. Различия между эти типами отношений лежат не только в их природе, но и в том, что есть «Я» в каждом из них. При отношениях «Оно» человек не полностью находиться в «отношениях» - он удерживает часть себе, т.к. в этом случае он занимается категоризацией, анализом и оценкой об «Оно». В таких отношениях другой человек («Ты») ценен не сам по себе, а рассматривается только с точки зрения того, насколько он удовлетворяет какую-то мою потребность, т.е. становиться безличной функцией («Оно»).

Основной способ переживания «Я-Ты» отношений - диалог. В нем «каждый из участников имеет в виду другого или других в их особом бытии и обращается к ним с намерением установить живые взаимоотношения между собой и им». Когда же человек использует другого для решения своих проблем, то такое общение есть «монологи, замаскированные под диалог». [7]

А.Маслоу - один из основателей гуманистической психологии - считал, что действия человека определяются двумя типами мотивов: восполнение дефицита и рост. Он выдел несколько характеристик человека, ориентированного на рост. Среди них: способность реализации собственного потенциала, большая самодостаточность, меньшая зависимость от подкрепления среды, меньшая потребность в межличностных отношениях, восприятие людей не с позиции полезности («использования»), а с позиции уникальности каждого человека. Т.о., эти люди руководствуются не социальными, а внутренними ориентирами. Исходя из этого, Маслоу выделял два типа любви (а в нашем случае отношений) - бытийную и дефицитарную. Сравнивая эти типы Маслоу считал, что для бытийной любви характерны: минимум тревоги-враждебности, независимость, автономность, минимум ревности, большая бескорыстность, альтруистичность, заботливость.

Э.Фромм, в одной из своих блестящих работ «Искусство любви», также затрагивает вопрос о том, что должны представлять из себя ненуждающиеся отношения. Так же как и другие рассмотренные нами ранее мыслители, Фромм считает экзистенциональную изоляцию причиной серьезного беспокойства человека. Рассматривая то, как человечество в ходе своего развития преодолевало эту изоляцию, Фромм пишет, что ни творческая деятельность, ни оргиастические состояния, ни следования обычаям, ни верованиям группы не являются достаточными для этого преодоления - они были лишь частичными ответами. Полный же ответ – это достижение единения с другим человеком в любви.

Фромм отличал «симбиотическое слияние», при котором ни один из партнеров не является целостным и свободным, от «зрелой» любви. Последняя - это союз при условии сохранения индивидуальности, где двое становятся одним и все же остаются двумя [8]. Иными словами, стремящийся к росту человек, находясь в отношениях, должен решать две задачи: научиться быть с другим человеком, не сливаясь с ним, и не сводить другого до средства, спасающего от одиночества.

Человек способен любить, только если свободен от ряда ограничений. Для Фромма они состоят в следующем. Мы часто воспринимаем мир и людей в нем с точки зрения их полезности или опасности для нас и не замечаем их ценности в независимости от того, что они нам дают. С другой стороны, на способность любить оказывает влияние социальное окружение и взгляды родителей, впитанные нами с детства. Это отчетливо видно в некоторых случаях, где браки совершаются не на небесах, а на семейных советах. Любовь это активный процесс, основанный не на «получении», а на отдаче; участии, а не увлечении. Для зрелой любви также характерны забота, отзывчивость и уважение.

Таким образом, внутреннее состояние и постоянное развитие самого любящего является важным условием построения зрелых, свободных от нужды отношений. Вот некоторые внутренние качества, способствующие этому:

Подводя итог, можно сказать, что принятию факта и «неисправимости» экзистенциальной изоляции и сильных переживаний, связанных с этим, помогает внутренняя сила, ощущение собственной ценности и твердое знание себя. Если же это не удается, то мы начинаем различными обходными путями искать безопасности. Чаще всего это происходит через отношения, в которых другой человек используется для «спасения» от одиночества и удовлетворения каких потребностей.

Другой способ ухода, связан с потерей себя через погружение в другого человека, работу занятие, социальную или религиозную структуру (партию, секту, неформальное объединение и проч.) Суда же можно отнести страх отличаться от других – быть подобным остальным в одежде, поведении, ценностях и т.п. Однако это не только не «спасает», но и делает жизнь такого человека несчастной. Он не только жертвует собой ради зыбкого ощущения ложного единства с кем-то или чем-то. Он еще и не понимает, что находиться в тяжелом положении, поскольку он выбрал потерять себя.

Что делать?

Итак, возможно ли избавиться от одиночества? Все зависит от того, о каком одиночестве идет речь. Если говорить об изолированности (болезненном состоянии, испытываемом при расставании с близкими или когда мы остаемся одни), то можно выделить несколько областей, исследуя и прорабатывая (с помощью специалиста или самостоятельно) которые, человек в состоянии справиться с одиночеством.

  1. Исследуйте себя. Спросите себя в моменты одиночества – «чего я больше всего сейчас боюсь», «что будет, если я останусь совсем один». Вероятно, вы найдете, что ответ будет связан не только с человеком, по которому вы тоскуете, но и с вашими глубокими потребностями и ранними неоплаканными потерями. Признание этих чувств и потребностей, понимание, откуда они взялись и что их вызвало, а затем и прощение – все это поможет трансформировать одиночество в единство - состояние, в котором можно жить (и жить без депрессии) и строить отношения на основе уважения и свободы - своей и партнера.
    Конечно, не у всех это может получиться, поскольку защитные механизмы нашей психики ограждают от нежелательных переживаний. В этом случае работа с психотерапевтом поможет пойти дальше.
  2. Внесите в жизнь положительные изменения. Когда вам одиноко записывайте свои мысли и чувства. Описывайте негативные переживания (печаль, злость, страх и т.п.) вместо того, чтобы подавлять, отрицать их или убегать в новые отношения или работу. Не забудьте и о позитивных чувствах (радости, удовлетворении, любви и т.п.). Подумайте о ваших желаниях и способах, которыми вы может их реализовать.
  3. Выделите время для себя. Подумайте, что для вас было бы лучшим отдыхом. Может быть, это поездка в экзотическое место или просто пару дней загородом, которые вы можете посвятить только себе, при этом не «делать», а просто «быть».
  4. Позаботьтесь о себе. Отдыхайте и высыпайтесь достаточно, употребляйте здоровую пищу, найдите занятие, которым вы давно хотели заняться, но у вас не было на него времени. Такое хобби будет приносить вам удовольствие и заряжать положительными эмоциями. Йога и другие духовные практики могут помочь увидеть себя с другой стороны – как часть Природы, единым со всеми и тогда одиночество может приобрести другую окраску – оно становиться уединением и единством.
  5. Помните, что вы человек и значит, не совершенны. У вас могут быть периоды «возврата», в которых вам может тяжело. Принятие и уважение к себе помогут вам пережить их. И не забывайте, что личностные изменения требуют времени.
А что же делать с экзистенциальным одиночеством, которого нельзя никак избежать? Ответ экзистенциалистов – ничего, это можно только принять. Однако, как мы и говорили выше, есть способ, который помогает если не избавиться, то хотя бы смягчить этот приговор – это зрелые отношения. Такие отношения – это прежде всего союз, в котором два зрелых человека решают быть вместе при условии сохранения обоюдной индивидуальности. В таких отношениях партнер видится не как средство для удовлетворения собственных потребностей (в том числе и для убегания от одиночества). По словам Э.Фромма, любовь - это активный процесс, основанный не на получении, а на отдаче; участии, а не увлечении. Для зрелой любви характерны забота, отзывчивость и уважение. Любить – значит бескорыстно относиться к другому: не искать и не ждать от него похвалы, восхищения и власти. Однако все это невозможно без постоянного саморазвития, внимания к самому себе, веры в себя и принятия, ибо невозможно дать другому, то, чего нет у тебя самого.

Мы приходим в мир одни, и одни из него уходим. Вопрос в том, как мы проживем этот «промежуток». Хвататься за других людей как за соломинку, спасающую от себя самого? Или научиться уважать себя, принимать ограничения жизни и жить с другими людьми с уважением и принятием? Оставаться вечным нарциссичным ребенком или становиться зрелым взрослым? Каким будет ваш ответ?




Небольшой список литературы для заинтересованного читателя:

  1. Бубер М. Два образа веры. М., 1995.
  2. Кинодо Ж.-М. Приручение одиночества. Сепарационная тревога в психоанализе. М., 2008
  3. Ранк О. Травма рождения. М., 2009 г.
  4. Ошо. Любовь. Свобода. Одиночество. СПб, 2002.
  5. Покровский Н.Е. (под ред.), Лабиринты одиночества. М., 1989.
  6. Хараш А.У. Психология одиночества // Педология/новый век. № 4, 2000 г.
  7. Фромм Э. Искусство любви. М., 1995.
  8. Фромм Э. Иметь или быть. М., 2000.
  9. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М., 2000
  10. Kiley Dan. Living together. Feeling alone: healing your hidden loneliness. Prentice Hall, New-York, 1989
  11. Smith David W. Men Without Friends: A Guide to Developing Lasting Relationships. Thomas Nelson Inc, Nashville, 1990




Примечания:

[0] Сокращенная версия статьи опубликована в журнале "Экзистенциальная традиция" №1 (14) 2009.

[1] Здесь и далее эти два понятия будут использоваться как взаимозаменяемые.

[2] Среди них философы - С.Кьеркегор, Ф.Ницше, М.Хайдеггер, Ж.-П.Сартр, М.Бубер, П.Тиллих, М.Бахтин, М.Мамардашвили; психологи - Р.Мэй, В.Франкл, Дж.Бьюдженталь, И.Ялом и др.

[3] В данной статье основные направления рассматриваются с их теоретической стороны. Читатель, заинтересованный в практическом применении этих подходов может найти их в трудах указанных авторов. В конце статьи проводиться небольшой список такой литературы.

[4] Однако в отличие от Хайдеггера, для Ошо, одиночество - это состояние, приносящее, при определенных условиях, позитивные переживания

[5] В этом позиция Ошо перекликается с разделением одиночества на два типа, представленные в психологии. Так, например, К.Мустакас, разделяет «суету одиночества» и истинное одиночество. Первое он определяет как комплекс защитных механизмов, который отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов, путем осуществления «активности ради активности» вместе с другими людьми. Истинное же одиночество исходит из осознания «реальности одинокого существования».

[6] Дж.Бьюдженталь, основатель экзистенциально-гуманистического направления психологии, приводит упражнение, способствующее такому разотождествлению. Человек записывает на карточках ответы на вопрос «Кто Я?» и раскладывает их по степени значимости для него. Затем, размышляя над каждой из этих ролей (начиная с наименее значимой), он отбрасывает их.

[7] Об этих же различиях отношений пишет и Э.Фромм в работе «Иметь или быть».

[8] Дж. Бьюдженталь, говоря об отношениях, использовал игру английских слов “to be a part of” (быть частью) и “to be apart from” (быть отдельно).